Две дикие кошки (dvedikie_koshki) wrote,
Две дикие кошки
dvedikie_koshki

КАК БЫ И ТАК. Часть 2.



Часть 1 http://dvedikie-koshki.livejournal.com/182673.html



                                                                                                      Часть 2.

                               

На следующий день, когда я вошла в тихий уютный ресторан, все уже были в сборе.

Пятеро мужчин - Рома, Яша, два инвестора, и сопровождавший их мужчина, с интересом изучали меню.

- Извините за опоздание, - сказала я и села на мягкий диван между Ромой и Яшей так, чтобы их новые коллеги оказались прямо напротив меня.

- Какая ты загорелая! - с восхищением сказал Рома и погладил меня по спине. - На индианку стала похожа.

- Спасибо, Рома!

- Мужики, наверное, проходу не дают?

- Пытаются, - кивнув головой, сказала я.- Но мне пока удаётся ускользнуть.

- Ну, что ты будешь делать, вот мужики пошли! Руки у них дырявые, раз ускользнуть тебе дают. Не нашей с Яшей школы.

- Представьте нам, пожалуйста, девушку, мы тоже хотим присоединиться к вашему разговору, - сказал один из инвесторов, Роберт.

-Да, конечно, извините. Это подруга моей бывшей жены, сказал Рома и назвал моё имя.

-Звучит невероятно! - удивлённо воскликнул Роберт. - Кто дружит с подругами своих бывших жён?

- Удел правды, - улыбнувшись, процитировал меня Яша. - Настоящая правда бывает столь невероятной, что в неё редко верят.

- Тем не менее, это, действительно, так, - сказал Рома.

- Да, вы философ, Яков Михайлович, - заметил Роберт.

- Не то, чтобы философ, просто последнее время читаю правильную литературу, - многозначительно глядя на меня, сказал Яша. - И стал производить на людей неизгладимое впечатление своими разносторонними знаниями. К тому же она вчера меня предупреждала, что в эту правду вы не поверите.

Я поймала на себе острый вдумчивый взгляд, сопровождавшего инвесторов мужчины. Мне представили его как Сергея Николаевича - юриста компании, который отвечал за сопровождение данной сделки.

- Мы как раз заказ   делали. Что хочешь поесть? - спросил меня Рома.

- Закажи мне, пожалуйста, кофе с молоком.

- Ну, кофе - это само собой! А кушать что будешь?

- Я не хочу ничего. Надо или есть, или работать. Одновременно, я пока не умею, - шепнула я Роме на ухо.

Рома кивнул. Сергей Николаевич свойственным ему цепким взглядом зафиксировал, как я, прижавшись к Роме, шептала ему что-то ухо. Этот взгляд насторожил меня. Слишком внимательно он посмотрел, какой именно частью тела я прижималась к Роме. Отказавшись от предложенного официантом меню, я занялась делом: начала рассматривать мужчин напротив, пока они были заняты выбором еды. А рассматривать было что.

Старший из инвесторов, Роберт, был одет в роскошный костюм, галстук и ботинки из дорогой мягкой замши от Stefano Ricci. Пиджак был снят и небрежно брошен на стоявшее по соседству пустое кресло. Перед ним на столе спокойно отдыхали два золотых телефона Verty. Когда он устало протирал глаза, эксклюзивные очки фирмы Lotos, густо усыпанные бриллиантами очень чистой воды, которые относят к высшим оттенкам прозрачности по специальной ювелирной шкале,   ненадолго составляли компанию обоим Verty. Точно такие же очки носил приятель Эль, Алекс. Он же рассказывал мне, что именно эту марку предпочитают члены английской королевской семьи, с некоторыми из которых он был близко знаком. На руке у Роберта блестели часы Patek Phillipp. Барсетка Bottega Venetta лежала на пустом кресле рядом с его пиджаком, к нагрудному карману которого была пристёгнута золотая ручка Carter.

Хотя узел на его галстуке был ослаблен, сидел Роберт в напряжённой, застывшей позе. «Ему трудно дышать», - подумала я, увидев, что узел галстука ослаблен значительно больше, чем это позволяла обстановка шикарного ресторана.

Второй инвестор, Максим, был лет на десять-двенадцать его моложе. Он был одет в шикарный костюм из новой коллекции Kiton. Два оригинальных двуцветных телефона Verty ровненько лежали на столе слева от его тарелки.

- Оригинальные цвета у ваших телефонов, - указывая на них глазами, сказала я. - Впервые такие вижу.

- Это цвета моего футбольного клуба, - ответил Максим. - Эти телефоны из лимитированной серии.

- Ясно! - широко улыбнувшись, ответила я.

На нём были ботинки из крокодиловой кожи. Оправу для очков, которую носил Максим, я видела впервые в жизни. На дужке красовался знак Bently. На запястье блестели часы Breguet. На среднем пальце левой руки он носил   перстень с большим бриллиантом. Пиджак он не снял, но на кресле рядом с ним лежала куртка Zilli, которую он почему-то не сдал в гардероб.

- Я вечно теряю номерки,- сказал он, заметив мой взгляд, брошенный в сторону куртки.- А потом там, в карманах, столько всего лежит, что мне значительно спокойнее, когда   она находится рядом со мной.

У обоих инвесторов стиль лакшери был во всём, вплоть до мелочей. Вместе с аксессуарами они были одеты минимум на два - два с половиной миллиона долларов каждый. Ещё одним, не менее важным, критерием для меня cтали их, слегка прикрытые, подёрнутые поволокой, глаза, всё повидавших, богатых людей, которых трудно чем-то удивить. Это были два сытых, но немного напряжённых хищника, с ленивым любопытством на лицах и без какой бы то ни было суеты в мимике и жестах.

Максим был более расслаблен, чем Роберт, и, тем не менее, он тоже демонстрировал признаки лёгкого стресса. Они осторожно поглядывали то на Рому, то на Яшу, то на меня, иногда ненадолго задерживая взгляд у кого-то из нас на лице. Чем-то наше общество   их явно напрягало. И этот ужин был для них стрессовым и не был простой формальностью, как они сказали Роме и Яше. Но пока это совершенно ничего не значило.

«Может, они просто ещё к нам не привыкли», - подумала я.

Рома с Яшей, напротив, спокойно отдыхали, расслабленно развалившись на мягком диване, так   широко расставив свои ноги, что сдавливали меня. Их пиджаки висели на вешалках рядом, галстуков на эту встречу они не надевали. «Они же думают, что это - неформальный ужин, - подумала я. - Но только для их новых партнёров, судя по их позам, это - не так».

Если по Максиму с Робертом было понятно, что это - ягоды редких сортов с одного очень ухоженного поля, то их юрист, Сергей Николаевич, был явно ягодой волчьей. С точки зрения имиджа, он проигрывал своим коллегам абсолютно во всём. Он был самым обычным, ничем не примечательным, уже серьёзно потускневшим мужчиной, около пятидесяти лет. У него был   потёртый портфель для бумаг и не дорогие грубые туфли, которые он носил уже не первый год.

Ещё через несколько острых, оценивающих с ног до головы, взглядов, брошенных им на меня, Рому и Яшу, я поняла, что Сергей Николаевич не был их юристом. Он был профессиональным переговорщиком, скорее всего, из службы безопасности, зачем-то приглашённым на этот ужин.

Его выдал этот пристальный, долгий, впивающийся в тебя, холодный взгляд, которым он буквально выворачивал человека наизнанку, и, рассмотрев изнутри, быстро терял к нему интерес. Технология работы всех переговорщиков была одинаковой: сначала они оценивали всех по очереди участников переговоров, а потом сосредотачивались на самих переговорах, до тех пор, пока не получат нужный им результат.

Уже неоднократно я встречалась с этим модным в верхах явлением. Те, с кем имела дело я, были либо действующими работниками спецслужб, либо модными психологами. Я вычисляла их или по отсутствию раппорта, или по очень неумелому, слабому, разваливающемуся на глазах, раппорту, с людьми, на которых они работали, или, по свойственной работникам спецслужб, замкнутости и слишком тщательному подбору слов. Они отлично владели собой, и даже на очень удачный юмор, когда смеялись все остальные, лишь слегка растягивали губы в улыбке. Я ни разу не видела, чтобы они хоть ненадолго впадали в лёгкий транс или отвлекались, у них была очень высокая концентрация на сути переговоров. Когда я разговаривала с ними, у меня создавалось впечатление, что я общаюсь с глухой непроницаемой стеной. Они всегда очень внимательно слушали, использовали речевые обороты того человека, который принимает решение, использовали аналоговое маркирование, часто запугивали, быстро сливали оппонентов, если тем удавалось прощупать слабые места в переговорах, и никогда не расслаблялись.

Психологов выдавало мета-сообщение высокомерия, которое они посылали в сторону тех, на кого работали, да и на всех остальных тоже. Они были носителями   психо-технологий, и это делало их очень важными в своих собственных глазах. Работники спецслужб были более техничными, жёсткими, агрессивными, целеустремлёнными, провокативными, опасными, поскольку никогда не стеснялись в применяемых ими методах. Если они участвовали в переговорах, просить, даже небольшую скидку или какую-либо уступку, было бесполезно, о чём я объявляла своим клиентам сразу, дабы не тратить их время и нервы и не испытывать разочарований от несбывшихся коммерческих ожиданий. Психологи, наоборот, были гибче, болтливее, самодовольнее, вальяжнее, богаче. Иногда, показывая своё интеллектуальное преимущество, они открыто ставили диагнозы или вешали ярлыки представителям другой стороны, чем глубоко задевали своих оппонентов, и искренне недоумевали, почему с их клиентами отказываются подписывать готовые договора, расторгают сделки и даже ломают дружбу. Они терпели финансовые и репутационные убытки, но не всегда понимали причины этого. В переговорах с ними можно было надеяться и на серьёзные коммерческие уступки, и даже на выигрыш. Общим, и у работников спецслужб, и у психологов, было: хорошее знание отдельных элементов нлп на уровне практика, за исключением того момента, что никто из них не считал нужным, не хотел или не умел устанавливать раппорт, провокационность, высокая наблюдательность и мгновенная реакция, если вдруг в ходе переговоров что-то начинало выходить из-под контроля. В моей практике, это всегда были мужчины. Наверху не любят   привлекать к сделкам, завязанным на большие деньги, женщин, если только за ними не стоят мужчины, в чьём ресурсе заинтересованы. Женские эмоции могут переговоры запутать или сделать их ход непредсказуемым. Женское настроение быстро меняется на противоположное, и мужчины не могут быть уверены, что достигнутые договорённости будут соблюдены.

Кроме того, как говорил мне один клиент, с женщиной надо возиться, ухаживать за ней, её внешний вид сбивает, надо думать, что и как сказать, не всегда поймёшь, что означает то, что сказала она и чего именно она хочет, а это отвлекает от цели переговоров, раздражает, мешает, бесит. Работать с мужчинами, значительно проще и легче, потому, что понятны правила.

                           

                                                                       


Tags: ПРОФАЙЛИНГ КАК ИСКУССТВО, какбыитак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments